Петр Великий в Дагестане

В последнее воскресенье июля в России начиная с 2006 года отмечается День военно-морского флота страны. В честь этого праздника в Каспийске 26 июля  прошёл военно-морской парад с участием Каспийской флотилии.

В связи с этим событием хотим напомнить, что основатель  российского флота император Петр Первый, 350-летие которого Россия будет отмечать через 2 года,  сыграл огромную роль  в истории Дагестана. Петр Великий, «то академик, то герой, то мореплаватель, то плотник», в 1722 году во время своего Персидского (или Каспийского) похода, предпринятого после Северной войны для укрепления позиций России на Юге, посетил  и Дагестан. 

Петр I выступил из Москвы 13 мая 1722 г. В Коломне к нему присоединились Ф. М. Апраксин, П.А. Толстой, а также супруга Екатерина Алексеевна, которую он всегда брал с собой в походы.

Из Коломны император вместе со спутниками отправился в Астрахань, а оттуда во главе пехотных войск численностью 21 495 человек отплыл 18 июля в Каспийское море. 

Регулярная конница в составе семи полков (9000 человек) двигалась сушей. В походе участвовали 12 000 украинских казаков, 4300 донских казаков и 4000 калмыков (правда, калмыки и часть регулярных драгун явились с опозданием и присоединились к основному войску, когда оно возвращалось из Дербента в Астрахань). Командование войсками было поручено генералу Матюшкину М.А.

Высадившись в Аграханском заливе,  царь  со спутниками продолжил продвижение по суше.

В походе Петра I на побережье Каспийского моря сопровождал доктор медицины лейб-лекарь Джон Белл, шотландец, не первый год состоявший на русской службе. Позднее в своих воспоминаниях о том походе он оставил любопытные воспоминания: « … Император, прежде отбытия из Астрахани, разослал манифесты ко всем князьям и главным вельможам дагестанским, в которых объявлял им, что идет он не в таком намерении, чтобы овладеть их землею, неже нанесть им войну; но только просит у них себе прохода, и что наличными деньгами станет платить за припасы, которыми они будут его снабжать. Некоторые из них склонилися на сие, другие отреклись, как то случается обыкновенно в таких неподвластных областях, какова есть Дагестанская». 

Первыми «отреклись» от Петровых грамот воинственные жители Эндирея. Они  напали на отряд драгун, за что были Петром нещадно биты: «…он их разогнал, и овладел деревнею; …множество пленников было приведено во стан».

Со 2-го по 6-е августа в лагерь Петра I на Сулаке прибывали владетели костековский, аксаевский и шамхал Тарковский с «выражением покорности и изъявлением верности России». Шамхал, кроме богатых даров, предоставил царю до 300 телег, «из коих каждую влекли два быка» и 150 быков на провиант, еще 100 быков на содержание войск передал аксаевский владетель.

Когда Петр I разбил свой лагерь на берегу Каспия и расположил свои отряды «на широкой долине, лежащей прямо против Тарки, на другой день с утра в стан императора приехал шамхал Абдулгирей «на поклон к их величествам и просил их к себе откушать».

Около полудня следом за шамхалом прибыла его супруга и «возобновила зов, учиненный мужем». Приехала она, как и подобало ее сану, в закрытой коляске «везомой двумя волами», в сопровождении эскорта «пеших служителей и небольшого числа всадников».

РОМАНОВЫ В ЖИВОПИСИ (ЧАСТЬ 72 - ПЕТР ВЕЛИКИЙ. НОВАЯ ГАЛЕРЕЯ ...

Когда почтенная шамхальша, по словам Дж.Белла «сохранявшая еще остатки красоты» и ее дочь, что «могла спорить в рассуждении пригожества со всем тем, что мы ни имеем славнейшаго в Европе» вошли в царский шатер, ее величество Екатерина Алексеевна привстала. Гостьи держались с «великой благопристойностию и осанкою». Выпив по чашке чаю, женщины мило простились.

Ответный визит был нанесен императорской четой в тот же день. Так его описывает лейб-лекарь Дж. Белл: «Вскоре по их отбытии их величества поехали в город; император ехал верхом, а императрица в карете с несколькими придворными госпожами и сопровождаемы были баталионом гвардии. Улицы были столь узки и покаты подле дворца, что карета, хотя и шестью лошадьми была везена, никак не могла подъехать, что и принудило выйти из кареты и дойти остальной путь пешком.

Дворец шамхала построен на вершине и высится надо всем городом. Состоит оный из многих комнат и из пространныя залы во вкусе персидском. Подле онаго находится площадка и небольшой садик. 

Императору очень понравилось полевое положение города. Ввечеру возвратилися их величества во стан. 22 августа войско пошло от шамхала».

Несмотря  на потери (от жары и тяжелых походных условий умерло много солдат) войска Петра I  довольно быстро двигались на юг. Но, как передает Джон Белл, войскам Петра I пытался было оказать сопротивление  утемышский владетель, «небольшой князец нагорных жителей, называемый Усмей» (то есть уцмий).

Действительно, 15 августа Султан-Махмут утемышский напал на передовые отряды. За дерзость утемышцы заплатили дорого – петровские драгуны «…разсеяли и овладели городом, в котором имел пребывание князь Усмей». Горцы, по выражению Петра I «бились зело удивительно: в обществе они не держались, но персонально бились десперантно, так что, покинув ружья, резались кинжалами и саблями». Тем не менее, они были разбиты, Утемиш сожжен, а пленные повешены «в отмщение за смерть есаула и трех казаков, которые были зарезаны по приказанию  уцмия, когда они доставили ему от государя письмо самого миролюбивого содержания».

Петр I вступил в Дербент

И 30 августа 1722 г. русские войска без боя вступили в Дербент. Современник писал: «Жители онаго вышли на встречу сего могущественного царя с ключами города и были осчастливлены словом его». Радость дербентских жителей приходу русских войск отметил и Петр I.

«Наиб сего города,- писал император Сенату,- встретил нас и ключ поднес от ворот. Правда, что сии люди нелицемерною любовью приняли и так нам рады, как бы своих из осады выручили».

Население Дербента действительно встретило русских как защитников от набегов пресловутых «невежественных ханов» Дауд-Гаджи и Чулак-Сурхая, беспощадно грабивших горожан.

На изображении может находиться: 4 человека, на улице

Из Дербента Петр I намеревался было пройти дорогу сухим путем до Шемахи и там соединиться с грузинским и карабахским войсками. Но этому плану не суждено было осуществиться. На внешнеполитическом горизонте наметились осложнения с Турцией, которые потребовали присутствия царя в России, и Петр I, оставив в Дербенте гарнизон, спешно выехал обратно.

Каспийский (Персидский) поход, прерванный также из-за недостатка продовольствия и потерь от болезней, в следующем году опять возобновился. В июле 1723 г. был высажен десант на Апшероне, а в августе 1723 г. штурмом взят Баку. Завоёвано было всё западное и южное побережье Каспийского моря.

В конечном итоге результатом знаменитого Каспийского (Персидского) похода Петра I явились значительные территориальные приобретения России в Прикаспии.

В честь Петра Великого основанный на берегу Каспия город, ставший столицей Дагестана, был назван Порт-Петровском и  носил это название с 1857 до 1921 год.

Поделитесь данным материалом

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *