Масштабная историческая военная драма «Аманат» выходит в широкий прокат

В кинопрокате фильм с 26 мая 2022 года.

«Аманат переводится как залог, как нечто ценное, отданное на сохранение. Наш фильм – это история людей, вся жизнь которых является залогом чести, любви, долга и следования выбранного ими пути», – поясняет необычное название генеральный продюсер и автор идеи Шамиль Джафаров.

История Джамалутдина – не самая известная глава российской истории. В 1839 году старший сын имама Дагестана и Чечни Шамиля в 9-летнем возрасте был выдан своим отцом в качестве аманата или заложника русскому правительству. Этот жест ознаменовал залог преданности имама России и должен был привести к перемирию между Российской Империей и Дагестаном. Но пока Джамалутдин под личным опекунством императора Николая I получал в Санкт–Петербурге образование в кадетском корпусе, его отец не сдавался и продолжал вооружённые нападения на русские войска на Кавказе с целью взять заложника настолько ценного, чтобы обменять его на своего сына. В 1855 году план удаётся осуществить. Поручик русской армии Джамалутдин, блестящий кадет, ценитель точных наук, хороший танцор и знаток четырёх языков, возвращается на родину в статусе наследника. И неожиданно для отца, имама Шамиля, в статусе миротворца. Образованный молодой человек мечтал, чтобы два его родных народа сложили наконец оружие и сделал для этого всё возможное. Отношения с отцом обострили и личные отношения Джамалутдина с русской девушкой, дочерью генерал-майора в отставке, Елизаветой Олениной. Их чувства были взаимны, и даже вдали друг от друга молодые люди обменивались нежными и подробными письмами, которые позже были опубликованы. Сам Николай I пообещал быть посаженным на свадьбе. Но ей не суждено было состояться. Мавзолей Джамалутдина в Карате сегодня является одной из главных достопримечательностей Ахвахского района Дагестана.

Но это всё – сухие исторические факты. Кинокартина «Аманат» – полное жизни и страстей красочное полотно с видами царственного Петербурга и величественного Кавказа. Это актуальное кино о поиске себя и о преданности тому, во что веришь, сыгранное яркими молодыми актёрами и звёздными мастерами.

«Все беды когда–нибудь заканчиваются. Самое главное, что есть у людей – это они сами. Если внутри себя эти люди несут свет, любовь и надежду, рано или поздно они справятся со всеми бедами. Рано или поздно они победят», – передаёт основное послание фильма режиссёр Рауф Кубаев.

Для такого проекта актёрский состав – ключ к успеху. А показать на экране никем не исполненный раньше образ – это большая честь и такая же ответственность. В результате долгого кастинга были найдены исполнители главных ролей: Джамалутдина сыграл петербургский артист Амин Хуратов, а роль нежной Елизаветы Олениной досталась Варваре Комаровой. В пылу съёмок Амин шутил, что внешне он совершенно не похож на прототип своего героя. А журналисты от себя добавляли: молодой актёр намного красивее и эффектнее того портрета из Википедии. Но главное было передать его характер, его дух и ту непостижимую многими драму, когда сердце разрывается между двумя культурами и никак не может их примирить.

«Это история о парне, у которого и внутреннее состояние и внешнее положение разделены. Мне это понятно. Я вырос культурно на Кавказе. Моя мама русская. Мой отец – адыг, и вот эта ситуация, данная при рождении, не давала мне возможности где–то утвердиться. Я был своим среди чужих, чужим среди своих. Это постоянная внутренняя борьба. Мне захотелось прожить её через другие обстоятельства – это была главная причина, почему я решился сыграть Джамалутдина», – расшифровывает образ главного героя исполнитель роли Джамаля Амин Хуратов. – «Для меня это больше не является болевой ситуацией. Я, наоборот, благодарен судьбе, что мои мама и папа такие, и были обстоятельства, которые сильно повлияли на мою жизнь. У меня благодарность вызывают даже те люди, которые не принимают меня. Мир так устроен: несмотря на разговоры о лояльности, люди любят свое и не любят чужое. Когда есть пограничное состояние, они тоже находятся в пограничном состоянии. И вот это было интересно сыграть».

«Это история человека, который был помещён в разные сложные жизненные обстоятельства, и она достаточно современна. Поскольку очень много молодых людей выезжают в другие регионы, в другие страны и зачастую не могут найти себя. И вот это нахождение себя, самоидентификация происходит посредством довольно сложной внутренней борьбы», – более точно описывает персонажа и его актуальное звучание продюсер Шамиль Джафаров.

Амин Хуратов не был знаком с историей именно Джамалутдина и признался, что это незнание отчасти развязало ему руки в том, как выстраивать на экране его образ. Это не энциклопедическое следование роли, а действительно художественное оформление. Но с соблюдением всех ключевых черт, о которых можно было узнать из писем Джамаля и воспоминаний современников.

«”Аманат” дал мне возможность по-новому взглянуть на жанр исторической драмы. Поскольку сама история находится в таком же пограничном состоянии, как и мой герой, у меня была возможность действовать по наитию и по тем представлениям о Джамалутдине, которые у меня были. Он был верен, в первую очередь, себе. Не рефлексировал, как ему повести себя в той или иной ситуации, а действовал по своей совести и своему пониманию», – комментирует актёр.

Таким же внутренним стержнем обладает и избранница Джамаля, Лиза Оленина. Внешне – это типичная хрупкая барышня середины XIX века, нежная, светловолосая, чарующая. Но стоит ей заговорить, становится понятно: гордый Джамалутдин выбрал девушку не только за красоту, но и за острый ум, за нетерпимость к притворству и за смелость поступков. В конце концов, режиссёры фильма сами творят легенду, и в ней именно Лиза первой познакомилась с юным кадетом Джамалем, с которым дружил её родной брат.

«Я очень люблю историческое кино и всё, что с этим связано. Мне нравится то, как эти люди мыслили, как они жили, я люблю всё то, что связано с прошлым», – вспоминает о начале съёмок Варвара Комарова. – «И Лиза мне нравится, потому что она боец. Она борется за свое счастье, она идет против системы. Я считаю, что в жизни надо бороться. Жизнь – это борьба. Лиза жива в этом. И она не такая, как все».

Актриса, как и многие участники процесса, столкнулась с этой невероятной историей впервые, когда получила сценарий. Но тщательно подготовилась и проработала свой образ.

«Я просто начала читать литературу, письма, нашла писательницу во Франции с русскими корнями, она написала целую книгу про Джамалутдина», – делится Варвара, но тут же отмечает, что сам сценарий был полон интересных деталей и чётких образов. Сомнений в том, кого девушка должна играть, не было.

Актёры прекрасно сработались и создали убедительное ощущение высокого чувства на экране.

«Это не просто история любви, которая прошла через какие–то исторические события. Это любовь, которая пронесла себя и постаралась сохранить. Джамаль, я верю, такой человек, который ко всему подходит с большим сердцем. От этого все его поступки получаются такими же большими. По крайней мере мне хотелось сыграть человека, который открыт всем сердцем ко всему. Ко всему живому, ко всему не чуждому. Для воина главное утешение в жизни – это любовь. Поэтому он льнет ко всему, что воплощает эту любовь. У него сильная сердечная расположенность ко всем людям, с кем он был связан. И в детстве, и к своей родине, и к тем, с кем он сейчас живёт», – стоило спросить Амина на тему любви, его речь буквально полилась.

«Мы подружились с Амином. Мы много общались за пределами съёмочной площадки, чтобы узнать друг друга. Обнаружили, что у нас много общего. В самое начало съёмок, конечно, вмешивается волнение, но мы его преодолели и пошли по тому пути, который был нужен нашим героям. Я восхищена Амином, я влюблена в его талант, в его стремления. И особенно мне импонирует, что он так отдаётся этой роли и этому фильму», – не скрывает эмоций Варвара.

История любви Лизы и Джамаля становится центробежной силой сюжета фильма «Аманат». Двое этих героев, вполне возможно, не были так зависимы друг от друга в реальной жизни, но кинематографисты возводят их отношения на шекспировские высоты.

«Любовь может видеть будущее и останавливать войны. Если ты не видишь будущее – значит, в твоём сердце недостаточно любви», – поэтизирует отношения главных героев режиссёр Рауф Кубаев.

«Лиза полюбила Джамалутдина, потому что он тоже другой. По сравнению с теми молодыми людьми, что её окружали, он точно другой. Начиная с того, что он другой национальности, заканчивая его мироощущением и мировосприятием. Она никогда не сталкивалась с такой свободой, храбростью, смелостью. Это не может не покорить», – объясняет выбор своей героини Варвара.

Отношения молодых героев показаны и как пример взаимной верности, и как конфликт сердца против разума, и как покоряющая жертвенность. Так, например, в свою первую дуэль персонаж Амина Хуратова ввязывается именно из-за Лизы, желая защитить её право на собственный выбор. Но наживает себе врага, способного влиять в том числе и на дела государственные. В редком для себя образе непорядочного и жестокого графа Мамонова предстал Даниил Страхов. Этот многогранный и сложный персонаж вобрал в себя все черты человека, которого стоит опасаться. Умный, образованный, сильный в своих совершенно нетолерантных убеждениях, но умелый и обходительный притворщик оказывается серьезным соперником. Мамонов, по сути, символизирует всё то, с чем блестящему русскому офицеру и горцу Джамалутдину приходится сражаться каждый день.

Это противостояние характеров и мировоззрений – не просто личная борьба, а важнейшая и актуальнейшая метафора того, что путь к переменам никогда не будет лёгким. И того, как важно, несмотря ни на что, оставаться верным выбранному пути. Эта несгибаемая уверенность роднит Джамалутдина с Мамоновым. И тем сильнее на экране виден контраст между персонажами: как чёрное и белое.

«Аманат» – это редкое сочетание частной истории, которая с помощью языка кино и благодаря величию фигуры, о которой рассказывается, превращается в легенду.

«Эта история носит характер такого всеобщего примирения в контексте нашей общей исторической памяти», – подытоживает продюсер Шамиль Джафаров.

Съёмки проекта начались ещё в 2018 году. Масштабное историческое полотно с натурными декорациями, батальными сценами и развитием истории длинною в десяток лет, требовало серьёзной подготовки, кропотливой работы костюмерного цеха и правильных локаций.

Первый блок – Санкт–Петербург. Здесь самая большая сложность – ненадолго очистить от туристической толпы популярные дворцы и аллеи, которые город бережно хранит как исторический памятник. Сюда, во императорский дворец, привозят маленького горца – его сыграл Камиль Мурзабеков. И центральной, хоть и редкой фигурой в тот момент его жизни Николай I. Роль императора досталась Андрею Соколову.

«Людей такого масштаба в истории достаточно, но всё-таки они значимы, и соприкосновение с их личностью очень интересно не только в человеческом смысле, но и в актёрском», – с удовольствием описывает погружение в образ актёр.

Он признался, что до прочтения сценария не знал об истории Джамалутдина. И больше всего в ней Соколова поразило то, как эти короткие встречи главного героя с императором определили всё направление жизни молодого человека.

«Вот если предположить, поставить себя на место этого молодого парня, который встречался с государем, я бы запомнил это надолго. Тем более, она была не одна. И тем более, Николай принимал участие в его судьбе, можно сказать, что он направил его. Интересно, что в этой ситуации, встречах, император проявляется не только, как государь, но и как человек», – поясняет актёр.

Персонаж Андрея Соколова появляется в кадре нечасто. Но каждое его появление характеризуется тем, что за царственной статью легко разглядеть, каким добрым и лёгким в общении человеком был Николай I. Особенно Соколову запомнилась сцена, где он едет в открытой коляске на присягу к будущим русским офицерам, среди которых будет и Джамалутдин, рассуждает о политическом будущем этого молодого человека и тут же жалуется на нездоровье суставов. Ну как жалуется, подшучивает.

«Как раз в тот момент я получил очередную травму в хоккее, это было очень созвучно мне. Всегда интересно то, что стоит по ту сторону экрана, души человека, который много себе может позволить. Ну, а здесь как раз показано то, что ничто человеческое ему не чуждо. Это дорогого стоит», – с теплотой вспоминает этот эпизод Андрей Соколов.

Петербург и его окрестности сами задавали нужное настроение съёмочной группе. Но, с другой стороны, актёры признаются, обжить исторические памятники, вдохнуть в них жизнь – отдельная непростая задача.

«Питер сам по себе идеально подходит для такой истории. Но в какую бы ты историческую комнату не зашел, каких бы запахов тебе чуждых ни вдыхал, всё равно не можешь в точности понять и прочувствовать людей того времени. В эти прекрасные декорации надо приносить с собой свой внутренний стержень, то, что ты уже сам понял про героя. Надо остаться живым. Сохранить своё естество. Но мой низкий поклон нашим декораторам. Они предложили потрясающие художественные решения», – передаёт свои впечатления Амин Хуратов. Он, как и его персонаж, Джамалутдин, тоже учился в Санкт–Петербурге. И называет его не иначе как «цитаделью ума».

Перед Андреем Соколовым задача стояла посложнее. Актёру, который трепетно относится к истории, нужно было присвоить себе весь Петербург. Чтобы в кадре было сразу видно: он здесь хозяин.

«Это огромное удовольствие соприкоснуться с этой историей в принципе. Допустить, что это было так давно и так недавно. Что такое для истории 150 лет? Не так много по большому счёту. Если допустить, что я такая царственная особа, человек, который стоит надо всем этим, то я вам могу сказать, что я был очень всем этим горд, что я, пусть на экране, всем этим командую. В исторических памятниках есть особая атмосфера, особый шарм, особый дух. И то, что мы снимали на намоленных местах, давало определённый заряд. Когда знаешь, что по этой аллее ходил государь, что здесь он мог так же на карете проезжать или на лошади гарцевать, то улетаешь далеко. Конечно, от таких предложений не отказываются. Эти подарки судьбы не так часто бывают», – пускается в воспоминания о съёмках исполнитель роли Николая I.

Традиционно съёмки в Санкт–Петербурге осложняет капризная погода. Но не в случае с фильмом «Аманат». О том, какое у неё бывает переменчивое настроение, группа узнала, когда переехала в горы. Гунибский район превратился в огромную съёмочную площадку, слух о которой разлетелся моментально по всем ближайшим населённым пунктам. Проект «Аманат» стал национальной гордостью задолго до того, как был готов даже первый трейлер. Все хотели принять участие, как–то помочь группе воплотить известную легенду в кино. В репортаже местному ГТРК актёры массовки эмоционально делились впечатлениями: «Это история, писанная кинжалами и кровью наших предков», «Всё ощущается, как будто ты часть какой–то истории».

200 человек – не только профессиональные актёры, но и просто местные жители, распахнули свои дома и открыли сундуки. Несмотря на тщательную подготовку, художники по костюмам воспользовались этой аутентичной сокровищницей местных жителей, чтобы горцы в кадре выглядели ещё убедительнее. Тем более, что в горах мода не менялась так кардинально и стремительно, как это происходило в городах. Некоторые элементы костюмов не пришлось даже фактурить. Но, пожалуй, самой большой драгоценностью стал национальный свадебный наряд невесты Джамалутдина. Его вместе с серебряными украшениями привезли из краеведческого музея. Это и раритет, и штучный товар, и прямое прикосновение к истории.

Особенно яркие впечатления от Кавказа получила исполнительница роли Лизы Олениной Варвара Комарова. Она, так же как её героиня, впервые оказалась в этих краях. И сразу пошла по нетуристическим местам. О такой рабочей командировке можно было только мечтать.

«Это абсолютно другое ощущение жизни. Во–первых, горы, которые окружают, очень могущественные. Они и жестокие. Ты чувствуешь творца, всевышнего, создателя всего этого сущего на земле. Чувствуешь мощь всего этого. И люди от этого там другие. Там, по сути, ничего не изменилось с тех времён. Нет какой–то особой инфраструктуры. Там живут просто люди, у них есть козы, овцы, коровы. Когда пришло время возвращаться в город, мне уже не хотелось уезжать, потому что у нас там родниковая вода. Эти персики-абрикосы растут у дома, тебе парное молоко вечером приносят, сыр из-под козы. Я сейчас не с точки зрения Лизы говорю, а с точки зрения меня – девушки XXI века, которая слетала в горы. А каково было Лизе, только подумайте! В XIX веке она в своём возрасте ещё даже не могла так запросто путешествовать. Ничего не видела, кроме своего Петербурга. А тут и горы, и военные действия…», – Варвара рассказывает о поездке на одном дыхании.

Для Амина Хуратова поездка на Кавказ и вовсе стала эмоциональным испытанием. Шутка ли, играть национального героя, да ещё под прицелом такого количества внимательных к своим традициям глаз.

«Там эмоционально, культурно, ментально люди совершенно иначе построены. Поэтому ты не пытаешься не насолить этому месту. Ты приехал в гости к людям, где у них свои сложившиеся традиции. Надо аккуратно вести себя, говорить. А они вокруг сразу сгрудились и всем интересно, все задают вопросы, потому что это их история. И ты хочешь быть с ними честными. При этом не навредить своим бытовым существованием, и уж тем более не навредить существованием на камеру. Ведь нашу работу будут смотреть и оценивать именно они», – даже в голосе Амина сквозит почтение к тому, о чём он говорит.

С такой же ответственностью актёр отнёсся к физической подготовке к роли. Выпускник театрального училища, он, конечно, обладал навыками театрального фехтования. А ещё в детстве занимался конным спортом. Наличие этих умений стало одним из определяющих в выборе Амина на роль Джамалутдина. Но пришлось их все очень сильно подтянуть, чтобы убедительно сыграть блестящего русского офицера и горца по рождению.

«Отец поощрял мои занятия спортом. Это давало мне возможность развиваться и на интеллектуальном уровне тоже, быстро схватывать какие-то новые навыки и возможности. Потом я пошёл в академию, там было фехтование. Потом, когда я пришёл в этот проект, благодаря продюсеру Шамилю Джафарову, мы с ним обговаривали детали съёмок, и он хотел, чтобы физическое существование было на хорошем, высоком уровне. Он мне доверился, и я уже довёл все навыки до профессионального уровня с помощью инструкторов. В общем, кино – это здорово. Ты понимаешь, как много ты можешь испытывать. И в физическом, и в ментальном плане», – с мальчишеским восторгом рассказывает Хуратов.

Главной особенностью как фехтования, так и верховой езды, которые Амин осваивал по новой на площадке, была необходимость делать это в историческом костюме. И не важно, был ли это русский мундир или длиннополая черкеска, оба этих костюма разительно отличаются по удобству и способу ношения от современных джинсов и толстовок.

«Мне шили специально мундир для крупных планов, он сделан великими мастерами портного дела. Каждую деталь, каждый рукавчик, каждую пуговку пришивали вручную. Всё было очень детально, и у нас был консультант. Всё, что он обговаривал с нашими продюсерами, я слышал и понимал, что это литое состояние должно быть. Как любой военный человек, Джамаль должен быть точен во всём: в костюме, в речах, во всем. Мундир старались делать повторяющим и внутреннюю, и внешнюю линии. Это восторг, когда с тобой так работают. Костюмы – это отдельная художественная величина в нашем фильме», – скромно одетый в современной жизни Амин оказывается большим знатоком кинематографического костюма.

Его мысль о слиянии платья и состояния подхватывает и партнёрша, Варвара Комарова. Нежный, воздушный, возвышенный образ возлюбленной Джамалутдина создавался в том числе сказочной красоты нарядами.

«Они обязывают. Ты не можешь сесть нога на ногу. Появляется другая осанка. Это приятно быть в таком платье и чувствовать себя очень женственно. Понимаешь, что хорошо бы, если бы тебе открыли дверь. Хорошо бы, если бы тебе пододвинули стул. И ты понимаешь, откуда идут многие традиции, касаемые женщин и ухаживания за ними, потому что в этой одежде не так уж удобно существовать. Но обратная сторона медали, что эти костюмы, как и платья для девушек того времени, шили специально на меня. Я чувствовала, что всё мое. Для моей фигуры, для моего цвета глаз подбиралось. Всё это тоже такое искусство. Мне было очень приятно почувствовать себя Лизой Олениной», – Варвара не могла не оценить такой профессиональный и вместе с тем индивидуальный подход костюмеров.

Этот фильм соединил в себе и грозные баталии, и чопорную светскую жизнь Петербурга XIX века, и живые и удивительные по красоте сцены кавказского быта. А душевные метания главного персонажа, Джамалутдина, и его жизненный путь – это одновременно и история героя из прошлого, и послание современным зрителям, кто так же неустанно ищет собственное «я». Эта картина с помощью киноязыка соединила себе традиции двух культур, чтобы создать единую легенду об аманате. И она так же способна объединить в кинозале самую разную публику.

«Такие картины должна смотреть наша молодёжь, учиться на них и понимать, что есть истина. Где белое, где чёрное. Надо знать историю. Надо знать своих предков. Без прошлого нет настоящего, без настоящего нет будущего. Поэтому здесь сама по себе идея этой картины, показать: оглянитесь вокруг, ничего не изменилось», – завершает интервью Андрей Соколов.

«Безусловно, это хорошее кино», – подхватывает мысль Варвара Комарова. – «Каждый, кто его посмотрит, мне хотелось бы, чтобы нашёл свой смысл. В нём столько всего переплетено. Там есть и политические линии, там есть и линии любви, и это прочно сплетено. Это о жизни. А жизнь, она настолько многогранна, что ее не объяснишь тремя словами».

Поделитесь данным материалом

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *