Туристические объекты Табасарана: Даг-бары

Туристический сезон уже начался: на улицах наших городов, посёлков, на туристических маршрутах наших районов и сёл можно увидеть приезжих людей с рюкзаками за спиной. Учитывая тот факт, что в нынешнем году в связи с пандемией некоторые государства – такие, например, как Турция, закрыли свои границы для иностранцев, летом туристов у нас будет намного больше, чем в прошлые годы. В то же время, должен заметить, что многие гости не знают, или знают недостаточно о туристических маршрутах, об объектах исторического и культурного наследия нашей республики. Сегодня я хочу дать информацию о таком замечательном архитектурном сооружении 6-го века, как оборонительная стена Даг-бары.

Историческая справка о Даг-бары

История строительства «Даг-бары» связана с именем правителя Персии из династии Сасанидов Хосрова Ануширвана. Надо сказать, что границы государства Сасанидов в результате завоевательных войн на севере достигли в 6 веке территории современного Дагестана. Севернее же обитали многочисленные кочевые племена, орды которых часто вторгались на юг достигая порой территории Ирана. Эти грабительские походы кочевников наносили огромный урон экономике империи Сасанидов: население угонялось в плен, их имущество подвергалось грабежу, угонялись также огромные стада животных. Таким образом, строительство оборонительной линии на северных границах стал необходимым условием мирной жизни населения и стабильности государства.

Наиболее удобным местом, где можно было бы преградить путь кочевникам на юг, был Дербентский проход, где гора наиболее близко подходит к Каспийскому морю. Именно здесь в 567 году Хосров Ануширван начал строительство грандиозной оборонительной линии, фрагментами сохранившейся до наших дней.

Горная стена (тюрк. Даг-бары) является основной частью дербентских фортификационных сооружений. Составляя вместе с укреплениями Дербента единый оборонительный комплекс, который позволял Сасанидам, а позднее арабам не только надежно перекрывать Прикаспийский путь, но и закрывать обходные горные дороги, контролируя при этом все внутренние коммуникации региона.

Видимо, для возведения этой Горной стены Хосров Ануширван собрал, согласно легенде, «10 тысяч воинов, 6 тысяч мастеров и 300 архитекторов» и для руководства строительством сам прибыл в Дербент.

Арабские завоеватели, достигшие этих мест в 7 веке, также сообщают о Даг-бары как о великолепном оборонительном сооружении.

Арабы также избрали эти укрепления как северную границу Халифата. Из труда средневекового автора Мухаммеда Аваби Акташи «Дербенд-наме» мы узнаем как совершались набеги арабов на Кайтаг и Табасаран. «У стен Дарвака, — пишет Мухаммед Аваби, — мусульманское войско встретилось с войсками кафиров до восхода солнца. С обеих сторон забили барабаны к бою. Абу Убейда, сойдя со своего коня и сев верхом на мула, обратился к войску: «О народ Шама и Ирака! Вы не надейтесь, что если кто-либо убежит, то будто достигнет своей родины. Это не здравый смысл. Сражайтесь мужественно и смело, и с помощью Бога вы победите».

Далее он пишет: «когда Абу Убейда делал эти наставления, вернулся сепахсалар с правого фронта с 12-тысячным войском. Они воевали в вилайете Кайтак, разграбили и опустошили его, привели с собой 12-тысяч голов скота 30-тысяч пленных мужчин и женщин. Следом за ним прибыл другой сепахсалар. Повоевав и разорив Йерси, Камах, Арах и вилайет Табасаран они привезли оттуда 40-тысяч голов скота, 12-тысяч пленных. Абу Убейда распределил эту добычу мусульманским воинам.

Как рассказывается в «Дербенд-наме», население прилегающих к Дербенту и Горной стене территорий широко использовалось арабами в различных работах по ремонту и восстановлению Горной стены, уборки улиц Дербента. Восстановительные и ремонтные работы связаны, прежде всего, с именем знаменитого арабского полководца Абу Муслима (По местным преданиям меч Абумуслима до сих пор хранится в пещере селении Джурдаф). В историческом труде азербайджанского поэта и историка Аббас-Кули-ага Бакиханова «Гюлистани-и Ирам» мы читаем: «В 120 (739) г. Мерван ибн Мухаммад (халифом -У. С.) Хашимом был назначен правителем Дербенда и свято исполнял все постановления Абу-Муслима. Жители Табасарана ежегодно по очереди убирали улицы и кварталы города».

Тут надо отметить, что арабы также как и персы переселяли тысячи семей из арабских стран и заселяли их вдоль стены Даг-бары. У Аббас-Кули-ага Бакиханова узнаем о том, что правитель Дербента Йазид ибн Усайд по приказу халифа Абу Джафара Мансура «… укрепил Деревни Дарваг, Ерси, Гумейди, Магатыр и Маграга и поселил в них 7000 семейств, приведенных из Сирии, Аравии и Мосула. Он основал две новых крепости – Йазидийу и Сирмекийу, которые заселил людьми из своего собственного племени. Таким образом он обезопасил Дербенд от хазар». Как указывает Аббас-Кули-ага Бакиханов, жители Дарвага еще в 19 веке говорили на арабском языке..

Население сел, расположенных вдоль Даг-бары, имели охранительные функции. Они должны были во время оповещать, первым делом с помощью сигнальных костров, а затем и посыльными вестниками, о приближающейся опасности. Косвенно на это указывает и название селения Дарваг: оно происходит от двух слов – «Дур бах» — «Встань и посмотри». Население этих сел несли также повинности по ремонту Горной стены и содержанию ее в надлежащем порядке.

Позже, в связи с ослаблением Хазарского каганата, против которого Сасанидские цари возводили Дербентские «длинные стены», распадом Арабского халифата, чьи северные границы Дербентская крепость несколько веков надежно охраняла, и превращением Дербента в самостоятельное феодальное образование — Дербентский эмират (Х в.), роль грандиозной пограничной стены Даг-бары утрачивается. С этого времени значительную роль в сложной и насыщенной событиями истории Дербента начинают играть городские стены и цитадель.

Оказавшееся почти ненужной, мощнейшее оборонительное сооружение – Даг-бары постепенно рушится. С тех времен, встречаются лишь краткие упоминания о « … стене уходящей в горы», а авторы 13-15 вв. и вовсе не упоминают о ней, а главным творением Сасанидского царя Хосрова Ануширвана называют сам город Дербент.

Так, видимо, знакомый с сообщениями ранних арабских источников, автор начала 12 в. Аль-Андалуси говорит о Горной стене в прошедшем времени, как о древнем сооружении, возведенном для защиты от исчезнувших хазар.

Европейские же авторы, такие, к примеру, как фламандский монах-францисканец Гильом Рубрук в 1253 г, венецианский путешественник Амброджо Контарини в 1475 г, московский купец Федот Котов в 1623 году проезжавшие через Дербент в Персию, подробно описывая городские фортификации, ничего не сообщают о Горной стене.

Сопровождающий Петра 1-го в Персидском походе молдавский господарь и ученый Дмитрий Кантемир, осмотрев ближайший к городу участок Горной стены, отмечал, что она представляет собой развалины и лишь некоторые башни с воротами целы.

Отбывающий ссылку с 1829 года в Дербенте декабрист Александр Александрович Бестужев-Марлинский писал, что за Джалганским хребтом стена находится в полуразрушенном состоянии.

Сегодня Даг-бары практически полностью разрушена, и о ее протяженности и конструкции можно судить лишь по сообщениям древних авторов, повествованием европейских путешественников 12-15 вв., планам и чертежам составленным русскими авторами в 18- начале 19 вв., а также по фрагментарным остаткам некогда грандиозной оборонительной стены.

Даг-бары начинается от юго-западного угла цитадели Нарын-Кала и по южным ущельям прилегающим к крепости севера и запада, поднимается в горы, на Джалганский хребет и уходит дальше в глубь гор, максимально используя рельеф и перекрывая горные проходы в направлении север-юг.

Остатки Даг-бары прослеживаются на расстоянии почти 40 км., до селения Хапиль.

Примерно такую же длину Даг-бары называют ряд арабских авторов 9-10 вв., которые сообщают, что она «…тянется на 7 фарсахов(1 фарсах = приблизительно 6-7 км.) по лесистой местности и обрывистой горе, через которой не пройдешь».

Однако, если верить Адаму Олеарию, немецкому путещественнику (1638 г.) а также русскому купцу Котову, то «от того города Дербента стена была каменная через горы в Черное море». Неизвестно откуда Олеарий и Котов взяли эти сведения, возможно, это были местные легенды.

Даг-бары сложено из таких же крупных блоков ракушечника, и точно по такой же технике, как и городские стены, и стены крепости. На всем своем протяжении она дополнительно укреплена системой фортов, что усиливало ее мощь. Еще арабский географ и путешественник Аль-Истахри (Х в.) писал: «…от того города (т.е. Дербента) по направлению к горам много укреплений из камня так, что через эту гору невозможен доступ к городу».

На протяжении всей Горной стены были сооружены несколько фортов – сооружений впереди крепости. Сколько их было, неизвестно. По сообщению арабского историка, путешественника и географа Абуль Аббаса ал-Якуби (10 в.) «на протяжении 7 фарсахов устроено 7 проходов. Над каждым проходом повешены ворота». Другой мусульманский географ ибн Хордадбех (10 в.) пишет о 13 крепостях, не считая Дербента, а аль-Истахри (10 в.) о четырнадцати. А. Бестужев- Марлинский, который по видимому

видел остатки этих фортов писал, что они «… разной величины – от 120 до 80 шагов длиною, шириною всегда менее, иногда с четырьмя круглыми башнями, иногда с шестью».

У профессора Казанского университета Мирза Казем-бека, побывавшего здесь в 1842 году другие данные. Он пишет: «эта стена тянется с некоторыми интервалами, произведенными рукою времени по Табасаранской долине, на пространстве десяти верст, потом поднимается по холмам и исчезает в дальней синеве гор. … странные извилины стены происходят от местного направления гор: всех укреплений (фортов) на этом пространстве, составляющей по прямой черте 80 верст, сохранилось 43».

Таким образом установить точное количество фортов невозможно, ибо мнение разных авторов разнятся.

Сегодняшнее состояние оборонительной системы Туристам, собирающимся ознакомится с Даг-бары, рекомендуется в начале посетить сигнальную башню, вернее сохранившейся фрагмент этой башни, на возвышенности у селения Камах. Часть такой же сигнальной башни, входящей в систему оборонительного комплекса Даг-бары, сохранился и в верхней части селения Дарваг.

Один из фортов стены неплохо сохранился близ селения Зил, в лесной чаще. Массивная округлая стена имеет высоту около 3 метров. В стене имеются небольшие нищи, предназначение которых не совсем понятно. Может быть, это тайные ходы к родникам, о которых писал А. Бестужев-Марлинский. Недалеко от этого форта находится еще один фрагмент стены, возвышающийся над лесной дорогой. По этому фрагменту хорошо видно как строили тогдашние мастера-каменщики – если фасад стены строили из массивных обтесанных камней, то середина закладывалась камнями помельче и заливалась гашенной известью.

Небольшой фрагмент Горной стены, а так же фундамент и часть стены форта, можно увидеть и на холме, возвышающемся над селом Татиль. С этого места открывается великолепная панорама, можно обозреть всю территорию от берегов Каспийского моря.

Растаскивание Горной стены жителями окрестных сел, видимо, началось давно, возможно еще в 14-15 веке, когда она постепенно теряло свое значение как оборонительное сооружение. Известно, что в 13 веке (1222 г.) огромное войско монголов Чингизхана прошли с юга на север не через ворота Дербента, а по селам Табасарана, через линию Даг-бары. Если бы стена оставалась в прежнем виде, вряд ли это полчище всадников с многочисленными обозами смогло переправится через стену с 3-4 метровой высотой.

Камнями, снятыми со стены, местные жители строили себе дома, хозяйственные постройки, мостили улицы. По словам старожилов селений Дарваг, Ерси и Зил, с которыми мне удалось поговорить о Даг-бары, жители сел до недавнего времени продолжали пользоваться камнями из этой стены. В последние годы в связи с развитием техники, открытием каменных карьеров на территории района, этот процесс разбора оборонительной стены прекратился.

Кадырбек Умаров

Поделитесь данным материалом

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *